Твои офицеры, Россия

Бородинское поле и море


«Офицер – это не только профессия. Прежде всего – это особое состояние души», – слова школьного военрука Анатолия Николаевича запомнились Андрею Бородину крепко, хотя настоящий их смысл он постиг лишь на десятом году службы. Но уже тогда мальчишке было понятно, что военная жизнь – дело серьезное, и готовиться к ней надо основательно.

Спортивные разряды по стрельбе и боксу, факультатив по профильным школьным наукам, командирская работа в отряде «Зарницы», – все это было нацелено на поступление в военное училище. Выбрал Андрей Дальневосточное ВОКУ. Во-первых, если уж военная профессия, то непременно – командир. Во-вторых, если уж командир, то непременно – морской пехоты. Как он считал, об этих бесстрашных бойцах в тельняшках и черных беретах он знает все. Оказалось, одно дело читать об этих людях и смотреть о них фильмы, и совсем другое – стать одним из них.

За соленой жизнью
Взвод морской пехоты Дальневосточного ВОКУ – единственная на всю страну кузница «черных беретов» командирского профиля. И выпускала она на военно-морской флот продукт штучный, закладывая с первых дней учебы в курсантские души исключительность их предназначения: «Где мы, там победа!» Поступить туда было так же непросто, как и в Московский институт международных отношений. Только в дипломаты молодежь рвалась за сладкой жизнью, а сюда – за соленой.
Три года курсантской пахоты оказались «цветочками» по сравнению с жизнью полка морской пехоты, которой довелось вкусить Андрею Бородину и его однокашникам во время войсковой стажировки на выпускном курсе. Их училищный командир взвода организовал стажировку так, что каждому досталось по реальному взводу, которым надо было без всяких условностей командовать. Половину стажировки Бородин провел со своими бойцами на полигоне. Стрельбы – ночные и дневные, марш-броски, ротные тактические учения… Соли в командирском хлебе оказалось куда больше, чем романтики. Но это была настоящая служба, о которой он мечтал.
Целеустремленность, пожалуй, одно из обязательных командирских качеств. Без него к победе не пробиться. И лейтенант Андрей Бородин, получив распределение на Северный флот, ставил перед собой конкретные цели: сделать взвод лучшим в батальоне – за год это у него получилось, стать ротным командиром – через полтора года после выпуска из училища ему доверили роту. Вроде, все шло, как по писаному, а в душе, нет-нет, да и зашевелится тоска по Дальнему Востоку. Написал рапорт с просьбой перевести в дивизию морской пехоты Тихоокеанского флота. На удивление быстро ему пошли навстречу. И даже отсутствие вакансий командира роты не отклонило от цели – принял взвод. Через полгода и его вывел в лучшие. Первую роту полка морской пехоты, полученную под свое начало, воспринял как награду – первая, она и должна быть первой во всех отношениях.

Эхо стреляющих гор
Батальон морской пехоты ТОФ в Чечню перебрасывали срочно, самолетами. На слаживание и доподготовку – неделя, затем в бой. Сводный полк морской пехоты весной 1995-го действовал на самых горячих участках противостояния с хорошо вооруженными и обученными в военном отношении бандитами. Тихоокеанскому батальону под командованием капитана Алексея Жилинского достались горные ущелья, где боевики чувствовали себя полноправными хозяевами. И свой дом они по-военному грамотно превратили в крепость. Морских пехотинцев боевики в плен не брали. Потому что они не сдавались даже раненными и своих под пулями не оставляли. Дрались тихоокеанцы с врагом дерзко и нестандартно, потому крепко били его даже в родных горах.
В Шалинском ущелье боевики создали мощную группировку: на пути пробивающегося к Ведено батальона морской пехоты в засадах стояли БМП и даже танки. Офицеры наступали в боевых порядках своих подразделений, как это и заведено у морпехов. В какой-то момент старший лейтенант Андрей Бородин рассмотрел за коричневатым пятном густого кустарника башню танка.
– Гранатометчик, по склону – прямо, 200 метров – танк. Огонь! – крик ротного тонул в общем грохоте боя, но матрос с РПГ на плече его услышал.
В следующее мгновение башня танка содрогнулась и выплюнула стволом огненный сноп. Потом, долгими госпитальными ночами к Бородину будет снова и снова приходить это видение – летящий прямо на него танковый снаряд, похожий своим ярким хвостом-трассером на комету. Мощный взрыв ударил командира роты о землю. Но сознания он не терял. Нащупал гарнитуру рации, намереваясь вызвать огневую поддержку, но в наушниках стояла тишина. А вместо слов из горла вырывался лишь хрип. И Андрей понял, что ранен. Кто тогда наложил ему повязку, вытащил из-под огня, он не помнит: бой продолжался, а сознание словно провисало на тонкой нити. Осколок снаряда пробил рацию, спину и вышел подмышкой. Срочная эвакуация и сноровка полевых докторов сделали свое доброе дело – в госпиталь офицер попал своевременно. Подлечившись, улетел в свой полк на ТОФ.
Из Чечни Андрей Бородин вынес первую седину и бесценный командирский боевой опыт. И еще – горечь потерь. Четверых бойцов потеряла рота за время фронтовой «командировки». Погиб друг и тезка – командир второй роты тихоокеанского батальона старший лейтенант Андрей Буквецкий. Ранен был и третий командир роты – старший лейтенант Николай Дуплик.
Не лучшими временами были девяностые для армии и флота. Но Андрей Бородин и его сослуживцы свое дело правили честно. Больше того, зная, что конкретно надо на войне, они делали его еще и мудро. В академию Бородин поступал уже с должности заместителя командира полка.
После академии – назначение в бригаду морской пехоты на Каспий. Взрыв 9 мая в Каспийске унес жизни многих офицеров управления бригады, в том числе и начальника оперативного отдела. В этой должности и продолжил службу Андрей Бородин. Впрочем, каспийские морпехи тогда не просто служили, они воевали. Каждые полгода бригада меняла в стреляющих горах свою батальонную тактическую группу. Через каждые полгода убывал на войну в качестве командира такой группы Бородин. Казалось бы, по этой солидной должности ему можно было и не ходить на боевые операции вместе с ротами. Но закона морской пехоты – опасность делить на всех поровну – никто не отменял. Вот и подполковник Бородин вместе со своими саперами, возвращаясь в сумерках после разведки маршрута нашей колонны, попал в засаду. Боевиков морпехи опрокинули дерзкой атакой, но сам подполковник получил автоматную пулю в ногу. Из боя не вышел, перевязав рану, оставался со своими подчиненными. От госпиталя отказался – горячих дел было невпроворот.

Огранка особого рода
В родную тихоокеанскую дивизию морской пехоты полковник Андрей Бородин вернулся начальником штаба соединения. И снова опыт воевавшего офицера работал на становление новых поколений «черных беретов». В кабинете его было не застать, куда чаще полковника можно было видеть на морском десантном полигоне и в учебном центре дивизии. И ему не пришлось краснеть за своих бойцов во время дальнего похода под вымпелом командующего флотом к берегам Сомали. Тихоокеанцы тогда показали всему миру, как надо поступать с отвязными морскими пиратами, обезоружив и пленив десяток вооруженных до зубов наглецов.
Сегодня у полковника Андрея Бородина не менее хлопотная должность – заместитель начальника береговых войск Черноморского флота. Поэтому младшие дочки-близняшки Марина и Кристина отца дома видят реже, чем хотелось бы. Впрочем, и мама их – Елена, надевшая погоны еще во время службы мужа в Дагестане, так и продолжает разделять с ним не только судьбу семейную, но и в прямом смысле военную. А вообще, у Бородиных уже складывается офицерская династия. Старшая дочь Олеся поступила в Новочеркасское военное училище связи и сейчас продолжает обучение в Петербургской военной академии.
Мне довелось наблюдать за полковником Андреем Бородиным на приморском полигоне во время совместных учений морских пехотинцев и воздушных десантников. Выгоревший под палящим солнцем юга берет с позеленевшей от морской соли кокардой, видавший виды камуфляж, по-спортивному жилистая фигура, загоревшее моложавое лицо – с виду он мало чем отличался от других офицеров морской пехоты. Вот только неуемная энергия, сквозившая в каждом движении и фразе, выдавала в нем высокопрофессионального командира, для которого бой, будь он реальный или учебный – привычная среда обитания. А две красные планки ранений на пятнистой полевой куртке говорили о том, что профессионализм кавалера ордена Мужества полковника Андрея Бородина имеет особую огранку, ибо формировался он на поле боя и в морских походах, где иногда и сама жизнь могла стать ценой победы.

Владимир СОСНИЦКИЙ
Фото автора


СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Липовой: Самый главный итог сирийского конфликта – это срыв американских планов, второго Ирака не случилось

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил об окончании войны в Сирии. По его словам, страна постепенно возвращается к нормальной, мирной жизни. При этом он отметил, что...

Александр Перенджиев оценил заявление британского военного о «самом опасном» российском оружие

Помощник по потенциалу и боеготовности начальника штаба ВВС Великобритании Джулиан Болл заявил, что самое опасное российское оружие – это зенитно-ракетный комплекс С-400,...

Александр Михайлов: В отношении блогера Синицы суд вынес справедливое решение

Пресненский суд Москву приговорил 30-летнего блогера Владислава Синицу, известного под псевдонимом Макс Стеклов, к пяти годам колонии общего режима. Жителя подмосковных Люберец...

Игорь Шевчук: Защита от терроризма в России должна строиться на предотвращении возможных терактов

В России ежегодно 3 сентября отмечается особая дата – День солидарности в борьбе с терроризмом. В этот день россияне с горечью вспоминают людей, погибших от рук террористов...

Сергей Липовой: Конфликт в Донбассе будет решен только уходом украинской армии из этого региона

Президент США Дональд Трамп распорядился провести углубленную проверку освоения Украиной американской военной помощи. Он поручил проанализировать, используется ли эта помощь...

Ирина Дережова: Ограничение использования мобильных телефонов в школах – правильная и своевременная мера

Профильные ведомства рекомендуют ограничить использование мобильных телефонов на уроках, а при входе в образовательную организацию переводить устройства в режим «без звука...

Александр Михайлов: Коррупционеров в спецслужбах и госструктурах нужно судить как за измену Родине

Руководитель Центрального исполкома «ОФИЦЕРОВ РОССИИ», генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов в интервью «АиФ» поднял темы коррупции в силовых...

Советы

Наши мероприятия

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

Журнал «Офицеры»