История

Крейсер «Варяг»: тайна последнего парада


9 февраля (27 января по старому стилю) 1904 г., неподалеку от корейского порта Чемульпо русский крейсер «Варяг» вступил в свой первый и последний бой с японской эскадрой. Русские моряки не спустили Андреевского флага перед лицом многократно превосходящих сил неприятеля.
Для своего времени «Варяг» считался едва ли не лучшим крейсером, родоначальником новой серии русских боевых кораблей — дальних разведчиков. Но мало кто знает, что история «Варяга» — это не только подвиг, но и трагедия, связанная с «врожденными» техническими недостатками легендарного корабля.

На рубеже XIX   XX вв. Российская империя приступила к осуществлению новой кораблестроительной программы, предусматривавшей радикальную модернизацию военно-морского флота и его значительное увеличение. Заказы на некоторые боевые корабли решили разместить за рубежом, по официальной версии «ради быстроты постройки и из-за занятости русских верфей». Контракт на создание четырехтрубного красавца «Варяга» заключили с американской фирмой «Вильгельм Крамп и сыновья» из Филадельфии. Как оказалось впоследствии, это было роковой ошибкой. Именно она во многом предопределила трагическую судьбу легендарного крейсера.
Вместо того, чтобы выполнить работу, как от них и ожидали, — на уровне лучших мировых достижений, американцы явно напортачили. Фирма Крампа стремилась получить от заказа русских максимальную финансовую выгоду. И возможностей для этого было немало: ведь техническое задание на крейсер в нашем военно-морском министерстве составили лишь в самых общих чертах — конструируй, что хочешь! Зато в контракте, подписанном 11 апреля 1898 г., имелись вполне конкретные пункты, которые касались предельно допустимого водоизмещения корабля и его максимальной скорости, — «перебор» по первому пункту и «недобор» по второму должен был караться весьма ощутимыми для фирмы-исполнителя штрафными санкциями.
Стремясь сэкономить в весе, заокеанские «спецы» спроектировали и изготовили для «Варяга» руль чуть ли не вдвое меньшего размера, чем у других кораблей такого класса. Кроме того для управления им поставили чрезвычайно маломощную рулевую машину. Для крейсера подобная корысть кораблестроителя обернулась недостаточной маневренностью.
Очень серьезный ущерб боевым характеристикам корабля нанесло и другое «усовершенствование». Опасаясь все того же чрезмерного увеличения веса корабля, строители «Варяга» пренебрегли броневой защитой пушек: для них не было предусмотрено не только орудийных башен, но даже элементарных броневых щитов. Орудия главного калибра стояли на палубе совершенно открытыми, как во времена парусного флота!
Однако самое непоправимая ошибка была допущена при проектировании и изготовлении силовых агрегатов корабля. Специалисты из Филадельфии предложили поставить на русский крейсер паровые установки новой конструкции — так называемые вертикальные котлы системы Никлосса. Эту идею поддержал адмирал Верховский и еще несколько представителей российского военно-морского ведомства, которых специалисты Крампа сумели убедить, что такие котлы наверняка обеспечат кораблю более высокую скорость. При этом лукавые американцы скрыли от российских заказчиков то обстоятельство, что котлы Никлосса еще недостаточно испытаны на практике. Для самой фирмы такое решение было чрезвычайно выгодным: ведь изготовление и монтаж новинки обходились значительно дешевле, чем соблюдение традиционных технологий! Кстати, поначалу никлоссовские паровые установки действительно зарекомендовали себя отлично. На испытаниях «Варяг» показал рекордную по тем временам скорость — 23 1/4 узла.
После того, как на крейсере были завершены все строительные и наладочные работы, в Филадельфию прибыла команда русских военных моряков. Корабль стали готовить к походу через Атлантику — от берегов Америки до Балтийского моря.
Увы, это первое в его жизни настоящее испытание оказалось для «Варяга» слишком серьезным. Спустя несколько недель, проведенных в походе, хваленые корабельные котлы системы Никлосса начали давать сбои, то и дело выходили из строя. Вдобавок обнаружились серьезные дефекты у паровой машины, некоторые детали которой были выполнены (что обнаружилось при более тщательных исследованиях) из некондиционного металла. Так что когда 3 мая 1901 г. «Варяг» добрался, наконец, до Кронштадта, он уже, что называется, дышал на ладан.

После нескольких месяцев ремонта крейсер отправился в нелегкое путешествие на Дальний Восток, к месту своей будущей службы. Сразу по приходу в Порт-Артур, где базировалась российская Тихоокеанская эскадра, командир корабля доложил своему начальству, что из-за несовершенства паровых котлов и машин развивать полный ход, указанный в его «паспортных данных», «Варяг» не в состоянии. Вдобавок давала о себе знать еще одна серьезная проблема: при работе на больших оборотах перегревались подшипники главного вала. Специальная флотская комиссия, попытавшись разобраться в ситуации, вынесла вердикт: без основательной переборки котлов и машин «Варяг» способен развивать не более 20 узлов, да и то лишь на сравнительно короткое время.
Новенький корабль пришлось в очередной раз ставить на ремонт. Возились с «Варягом» долго. Наконец, в июне 1903 г., отчаявшись дождаться успешных результатов, наместник царя на Дальнем Востоке адмирал Алексеев отправил в Петербург рапорт, в котором докладывал, что силами мастерских порта с котлами сделать ничего не удалось. Точно так же не получилось ликвидировать и перегрев подшипников главного вала, а потому максимально возможной скоростью для «Варяга» следовало признать 17 узлов.
Все последующие попытки русских инженеров вернуть красавцу его первоначальную резвость окончились неудачей. Флотскому начальству надоела эта бесконечная ремонтная канитель с «некондиционной» паровой установкой крейсера, и в конце сентября 1903 г. волевым решением работы были прекращены.
А уже через несколько дней «Варяг», наконец, занял свое место в строю, формально считаясь полноценной боевой единицей. Проведя около трех месяцев в составе эскадры, базировавшейся в Порт-Артуре, крейсер буквально за несколько дней до наступления нового года получил приказ следовать в корейский порт Чемульпо и находиться там в качестве корабля-стационера, представляющего Россию.

О подвиге «Варяга» и его маленького спутника   канонерской лодки «Кореец», написаны романы, сняты фильмы… Только вот ни в одном из них не упоминается печальный факт: в знаменитом морском бою 9 февраля 1904 г. японцам противостоял вовсе не быстроходный крейсер, способный мчаться по волнам со скоростью свыше 40 км/час (ведь именно такие показатели значатся во многих книгах и справочниках), а самый настоящий «инвалид». Даже мобилизовав резервы всех своих машин, «Варяг» едва вытягивал 20-25 км/час и потому значительно уступал в скорости кораблям противника.
А противник был серьезный. Японцы подтянули к Чемульпо для сражения с «лучшим российским кораблем» целую эскадру из шести крейсеров и восьми эсминцев. Будь «Варяг» действительно быстроходным кораблем, у его командира капитана 1 ранга В. Руднева имелся бы реальный шанс избежать неравной битвы. Пойди крейсер на прорыв в открытое море, японцы бы его никогда не догнали. Но какой уж там прорыв с хронически неисправной машиной! Пришлось принимать сражение, результат которого можно было предсказать заранее.
За время непродолжительного боя с японской эскадрой «Варяг» успел выпустить около 40 шестидюймовых и несколько десятков трехдюймовых (абсолютно бесполезных) снарядов. Почти что все они либо пролетели мимо японских кораблей, либо не долетели до них. А адмирал Уриу больше всего боялся, что его командоры потопят «Варяг», который японцы расссматривали как будущий трофей, и постоянно напоминал артиллеристам эскадры, чтобы они стреляли только осколочными снарядами. Именно этим можно объяснить большие потери среди моряков крейсера.
Уже через час жаркой артиллерийской дуэли «Варяг» отступил назад, в гавань Чемульпо. Крейсер шел впереди, а «Кореец» прикрывал его отход. Когда расстояние между противниками сократилось до «убойной дистанции»   2,5 морских миль, в бой вступил главный калибр старой канонерской лодки. Первым же выстрелом «Кореец» отправил на дно японский миноносец. Также от снарядов канонерки возник пожар на тяжелом крейсере «Асама».
«Варяг» был сильно поврежден, из экипажа 34 человека убито и 188 ранено. Кроме того в ходе сражения крейсер лишился больше половины своих орудий. Тут следует сказать «спасибо» американцам не только за «надежную» защиту пушек, но еще и за шестеренки лафетов, которые на поверку оказались очень хрупкими. В итоге уже в разгар боя обнаружилось, что орудийные станки главного калибра на русском крейсере попросту не способны обеспечить стрельбу на дальнюю дистанцию: зубья подъемных шестерен вертикальной наводки крошились и ломались прямо во время ведения огня!

Чтобы корабль не достался врагу, Руднев хотел его взорвать. Но осуществить задуманное ему помешали протесты командиров кораблей-стационеров других стран, которые стояли на рейде. В итоге изуродованную громаду «Варяга» просто затопили в гавани. Впрочем затопили — это чересчур громко сказано. Во время отлива корпус крейсера, который лег на дно бортом, выступал над водой почти на 4 метра.
В российских верхах не сразу определились, как оценивать боевую эпопею «Варяга» и «Корейца». Поначалу «варяжцев» даже попытались осуждать: мол, отступили, опозорили честь Андреевского флага. А командира Руднева собирались было отдать под трибунал за то, что не взорвал останки крейсера.
Однако вскоре решено было все переиначить: государь император Николай II (как утверждают — с подачи тогдашнего военного министра Куропаткина) своим письменным волеизъявлением назвал бой русского крейсера с эскадрой, превосходившей его по мощи огня в семь раз, настоящим подвигом. «Варяжцы» оказались в центре невиданных торжеств. Впервые в истории русского флота команды кораблей в полном составе получили Георгиевские кресты (а дополнительно к ним — еще и специально изготовленные памятные медали). В Петербурге герои-моряки были встречены высшими чинами российского флота и, пройдя парадным маршем по Невскому проспекту, отправились на торжественный обед в Зимнем дворце, который в их честь дал сам государь. Помимо этого каждому члену экипажа «Варяга» и «Корейца» вручили персональный сувенир от Его Величества — особый «георгиевский» столовый прибор.

Уже буквально через несколько дней после захвата Чемульпо японцы начали готовить подъем «Варяга» со дна. К концу лета 1905 г. крейсер вновь оказался наплаву. Его отремонтировали и включили в состав японского флота под названием «Сойя».
Лишь 11 лет спустя, в самый разгар Первой мировой войны, прославленный корабль вернулся под Андреевский флаг: Россия выкупила его у Японии вместе с несколькими другими русскими военными кораблями, доставшимися Стране восходящего Солнца после победы в войне 1904-1905 гг. «Варяг» отправили служить с Дальнего Востока на Северную флотилию, в Мурманск. Однако дальний переход вокруг половины земного шара оказался для многострадального крейсера слишком серьезным испытанием. Ветерана пришлось отправить в Англию — на капитальный ремонт.
Там корабль застрял надолго: после революции британцы никак не хотели отдавать легендарный крейсер Советской России. Кончилось тем, что в 1923 г. они продали «Варяг» в Германию — на слом. По пути к своему последнему пристанищу, во время шторма, корабль так крепко сел на камни у шотландского побережья, что новым хозяевам оказалось проще разрезать стальной корпус и вывезти по кускам. Эта операция была завершена в 1925 г. Но до сих пор на дне у берегов Шотландии лежат отдельные фрагменты подводной части корпуса «Варяга» и некоторые части корабельных механизмов.
А еще осталась память о подвиге русских моряков, и знаменитая песня, которую в нашей стране знает едва ли не каждый. Многие до сих пор считают ее русской народной, но это не так. Стихотворение о «Варяге» появилось весной 1904 г. в Германии: его написал поэт Руди Грейнц. А по России разошелся удачный перевод, сделанный Е. Студенской, и позднее положенный на музыку.
Не скажет ни камень, ни крест, где легли
Во славу мы русского флага.
Лишь волны морские прославят в века
Геройскую гибель «Варяга».


Александр ДОБРОВОЛЬСКИЙ
Фото из архива автора


СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Липовой: Крымский мост станет одним из самых узнаваемых и величественных символов нашей страны

Крымский мост – это новый символ России, заявил председатель Президиума Общероссийской организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ», Герой России, генерал-майор Сергей Липовой...

Виктор Золотухин: Изменения в ПДД должны вноситься не чаще, чем раз в три года, чтобы не запутывать людей

Госавтоинспекция России ввела мораторий на изменения в Правила дорожного движения (ПДД). Как сообщил руководитель Научного центра безопасности дорожного движения МВД Дмитрий...

Николай Ковалев: Консолидировать усилия спецслужб разных стран в борьбе с терроризмом мешают геополитические амбиции

Член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, председатель Экспертного совета «ОФИЦЕРОВ РОССИИ», генерал армии Николай Ковалев рассказал о мерах,...

Александр Михайлов: В ходе следствия украинские моряки поймут, что им отводилась роль «жертвенных символов»

Инцидент в Керченском проливе, когда украинские военные катера пересекли государственную границу РФ и были задержаны российскими пограничниками, стал одной из центральных тем...

Сергей Липовой: Введение военного положения на Украине никак не угрожает безопасности российских границ

26 ноября Верховная Рада одобрила указ президента Украины Петра Порошенко о введении военного положения сроком на 30 суток в десяти областях страны. Председатель Президиума...

Александр Михайлов о «деле Скрипалей»: британские спецслужбы не проработали даже самой легенды, придуманной в МИ-5

На западном телевидении вышел фильм о расследовании «дела Сергея и Юлии Скрипалей». В фильме звучит официальная версия властей Британии. В связи с этим руководитель...

Александр Перенджиев: Руками украинцев Британия решает свои проблемы с полного одобрения Вашингтона

Утром 25 ноября три корабля ВМС Украины незаконно пересекли российскую границу и продолжили двигаться по направлению к Керченскому проливу, совершая опасные маневры. В ФСБ России...

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

Мы в социальных сетях

СМИ о нас

Журнал «Офицеры»