История

Тбилиси – 89: затмение


В конце 80-х националисты, рвущиеся к власти в большинстве союзных республик, каждый на свой лад перекраивали историю великой страны, пытаясь загнать ее в собственные, сугубо конъюнктурные политические рамки. Для Грузии время «Ч» наступило весной 1989 г. И основные причины нынешнего неутешительного для России положения дел в этом закавказском государстве следует искать в том самом далеком апреле, когда был перейден Рубикон.
На четвертый год перестройки стало очевидно, что попытки идеологов перестройки изменить все, ничего не меняя, зашли в тупик. Утрата всевластия КПСС, полный развал социалистического лагеря, самороспуск Организации Варшавского договора... Изнутри союзную лодку раскачивали уже окрепшие и сплоченные к тому времени национальные элиты, которые в короткие сроки сумели внедрить свою идеологию в сознание соплеменников. Маховик антисоветской, антирусской истерии на окраинах империи с каждым месяцем раскручивался все сильнее.

Южный вариант
Весной 89-го Закавказье напоминало пороховую бочку с подожженным фитилем. Уже почти год шла самая настоящая война в Нагорно-Карабахской автономной области, в Армении и Азербайджане то и дело происходили кровавые межэтнические столкновения. Грузию наводнили толпы беженцев из буквально стертых с лица земли страшным землетрясением армянских городов Спитака и Ленинакана.
5 апреля в Тбилиси резко обострилась обстановка: на улицы вышли многотысячные толпы возбужденных молодых людей, которые скандировали антисоветские лозунги, требовали немедленной отставки правительства республики и выхода ее из состава СССР. Повсеместно в городе происходили беспорядки, спровоцированные экстремистами, милицейские сводки пестрели фактами жестоких избиений людей на национальной почве. Занимавший тогда пост первого секретаря ЦК компартии Грузии Джумбер Патиашвили поняв, что ситуация выходит из-под контроля местных властей, запросил помощи у союзного руководства. Медлить в столь взрывоопасной атмосфере было нельзя. Москва приняла решение: для стабилизации обстановки ввести в грузинскую столицу войска.
Первым задачу выдвинуться на Тбилиси получил 345-й парашютно-десантный полк, входивший в состав 104-й воздушно-десантной дивизии с пунктом постоянной дислокации в Гяндже (бывший Кировабад) на территории Азербайджанской ССР. Полк без преувеличения был боевым: в 1979 г. десантники в числе первых вошли в Афганистан, и выполняли задачи на его территории вплоть до февраля 89-го. Без 345-го не обходилась ни одна мало-мальски значимая боевая операция против бандформирований афганской оппозиции. После вывода «из-за речки», уже на своей земле голубым беретам тоже нашлась работа. Карабах, Баку, Сумгаит…Что называется из огня да в полымя.
За сутки полк совершил 320-километровый марш из Гянджи в Тбилиси и сосредоточился в районе Дома правительства, площадь перед которым к тому моменту стала эпицентром событий: здесь вторые сутки бушевал южный, горячий, нервный митинг. Поставленную задачу десантники выполнили, блокировав подступы к площади и близлежащие улицы, а вот что делать дальше никто толком сказать не мог. Приказ армейцам был отдан так, как это нередко практиковалось в эпоху Горбачева. Первая часть, касающаяся марша и сосредоточения в заданном районе, звучала достаточно четко, а затем следовало расплывчато-мутное «действуя по обстановке, оказать помощь и содействие партийным и правоохранительным органам в наведении порядка».
Руководство операцией в Тбилиси было возложено на занимавшего тогда должность командующего войсками Закавказского военного округа генерал-майора Игоря Родионова. Позже именно этого честного, имевшего боевой опыт, верного долгу и присяге, одного из умнейших и образованнейших генералов советской, а после распада Союза — российской армии обвинили в кровопролитии. Только спустя годы, когда были рассекречены многие недоступные ранее документы, стало ясно: командующий ЗакВО был одним из немногих, кто категорически возражал против применения в сложившейся обстановке армии. Не поддержал генерал идею силовой акции и на состоявшемся в те дни расширенном бюро ЦК компартии Грузии. Потом, когда решение все же было принято на самом верху, он, как и подобает настоящему солдату, не обсуждал приказ, а добросовестно его выполнял, не подозревая, что вскоре тбилисские улицы запестрят надписями «Родионов — убийца!», «Смерть Родионову!». И самое обидное: следом нелепые обвинения подхватили и в Москве.

Трагедия на площади
Подступы к площади были забаррикадированы автобусами и большегрузными машинами, наполненными щебенкой. К вечеру 8 апреля здесь и на прилегающем проспекте Руставели собрались тысячи горожан, подогреваемые агрессивно настроенными представителями экстремистских организаций. Были построены баррикады, которые прикрывали вооруженные чем попало боевики самого разного происхождения.
Офицеры и солдаты 345-го полка, беспрестанно воевавшего почти десять лет, хорошо знали цену человеческой крови. В заполонившей площадь разношерстной, обезумевшей от вседозволенности и одурманенной шовинистической пропагандой толпе сограждан десантники не видели реального противника, а потому не спешили действовать.
Страсти на митинге продолжали накаляться. Пятый день сидели на ступеньках студенты и старшеклассники, голодающие в знак протеста. Палатки разбивали прямо на тротуарах. Мужчины и женщины, старики и подростки сидели лежали просто под открытым небом, завернувшись в пледы или грелись у костров.
К 20.00 толпа пополнилась рослыми молодцами из грузинского экстремистского отряда «Мхедриони», и антисоветские лозунги стали сменяться антирусскими и антиармейскими: «Давить русских! Долой фашистскую армию! Русские, вон из Грузии!».
Правоохранительные органы Грузинской ССР во главе с министром внутренних дел Грузии генерал-лейтенантом Шота Горгодзе откровенно саботировали возложенные на них задачи по наведению общественного порядка в Тбилиси. Республиканскому МВД предписывалось силами оперативных частей внутренних войск МВД республики выйти к площади с боковых улиц, прилегающих к Дому правительства, отделить митингующих участников голодовки, расположившихся на лестнице, и организовать их эвакуацию. Сотрудники ГАИ должны были разблокировать от баррикад прилегающие к проспекту улицы. Согласно плану операции перед руководством МВД Грузии стояли и другие задачи, но ни одна из них не была выполнена. Более того, незадолго до начала операции сотрудники милиции получили приказ Горгодзе, отменяющий предусмотренное ранее задержание руководителей и активистов митинга. История, безусловно, не терпит сослагательного наклонения, и все же можно говорить с полной уверенностью: если бы в те дни руководство МВД Грузии не проявило предательского малодушия, человеческих жертв удалось бы избежать.
Безрезультатно закончилась попытка патриарха всея Грузии Илии II воззвать к христианскому здравомыслию митингующих. Католикоса не услышали: слишком многим идеологам «нового грузинского порядка» нужны были жертвы, как знамя, призыв к борьбе, мести. Звиад Гамсахурдиа лично вырвал у священнослужителя микрофон и призвал не покидать площади, а «пролить кровь во имя будущего Грузии, свободы и независимости».
Из-за баррикад в солдат полетела щебенка, заточки из арматуры, куски разбитого асфальта — все, что попало под руку провокаторам. Десантники терпеливо и мужественно отражали этот град. Поток брани, угроз и камней нарастал, среди военнослужащих появились первые тяжелораненые. И только в 4 часа утра 9 апреля Игорь Родионов отдал войскам приказ начать вытеснение митингующих. Именно вытеснение, не избиение или подавление, как потом будут домысливать некоторые политики и охочие до жареных фактов газетчики.
Вот как о той ночи вспоминает сам бывший командующий ЗакВО:
«Я шел за первыми цепями солдат в форме генерал-майора и постоянно поддерживал связь с Домом правительства, информируя ЦК о происходящем. Еще до соприкосновения с митингующими десантников забросали камнями, бутылками, отчего шесть бойцов получили травмы.
Особенно яростным было сопротивление у Дома правительства, где солдаты пытались создать коридор для вывода голодающих и просто желающих покинуть площадь. Здесь солдатам противостояли специально сформированные группы из спортсменов, владевших приемами борьбы. В ход шли металлические стержни, пики, ножи, обрезки труб. Десантники вынуждены были защищаться саперными лопатками, так как другого оружия у них не было.
В возникшей панике движение приобрело беспорядочный характер. Люди стали падать друг на друга. Именно в этом месте возникла наибольшая давка, в которой погибли либо получили телесные повреждения демонстранты».
А это строки из свидетельских показаний тех, кто оказался в те злополучные часы среди митингующих:
«Гамсахурдиа попросил всех людей опуститься на землю. Я вместе с подружкой присела. В это время, видимо, началось наступление солдат, потому что огромная масса людей одновременно побежала. Мы даже не успели подняться, как нас сбили с ног. Я потеряла сознание…»
«Несколько крепких парней с арматурой в руках перегородили дорогу бэтээру, заставив машину вырулить в сторону. По броне загромыхали металлические урны. Налетчики откинули крышку бронетранспортера и вонзили металлический прут в люк, расковыривая что-то там внутри. Завязалась драка с военными. Один из нападавших был тут же сброшен с гусениц и упал в толпу».
Десятитысячная толпа, еще несколько минут назад готовая разорвать «оккупантов», заметалась в панике, калеча своих наиболее слабых участников. Свыше 200 участников беспорядков получили в давке телесные повреждения разной степени тяжести в виде ушибов, ссадин и кровоподтеков. Когда через полчаса огромная человеческая масса рассосалась по прилегающим улицам, на заплеванном асфальте остались лежать несколько десятков человек. Позже 19 из них скончались. Среди погибших оказались 16 женщин в возрасте от 16 до 71 года — их попросту затоптали.

Была ли бабушка?
Потерявший контроль над ситуацией в республике Патиашвили настолько сгустил краски в телефонных разговорах с кремлевским руководством, что в «мятежный» Тбилиси были направлены ни много, ни мало три воздушно-десантные дивизии. Для обеспечения порядка и пресечения антиобщественных проявлений в городе был введен комендантский час.
Уже на утро страсти в Тбилиси немного улеглись, но говорить о полной нормализации обстановки было преждевременно. Правда, надо отдать должное: присутствие в закавказской столице такого количества армейских частей и подразделений отрезвляюще действовало даже на самых радикальных, рвущихся в бой экстремистов из стана Гамсахурдиа.
Официальная информация о событиях, произошедших в ночь с 8 на 9 апреля в Тбилиси сводилась к скупым комментариям. Этим не преминули воспользоваться сценаристы и режиссеры кровавого спектакля, тут же заполнив медиавакуум откровенной ложью. Особо преуспела в этом республиканская русскоязычная газета «Молодежь Грузии» во главе с редактором Вахтангом Абашидзе. На следующий же день на ее страницах был опубликован «сенсационный» фоторепортаж Юрия Роста, как в один голос уверяли тогда «безмолвно обвиняющий во всем происшедшем советский режим». Чуть позже, не довольствуясь одной лишь газетной клеветой, мастера пера запустили еще одну информационную «утку»: мол, тираж номер арестован, редакцию перевернули вверх дном военные, а редактор вообще арестован. Не удивительно, что ни один из этих «вопиющих» фактов так и не был подтвержден.
Многие солидные общесоюзные СМИ также не удержались от того, чтобы заработать на тбилисской трагедии лишние очки в глазах либеральной отечественной и западной общественности. Отдельные «фантасты» от публицистического цеха несколько лет спустя договорились до того, что солдатам, участвовавшим в разгоне митинга, были предварительно сделаны инъекции нейролептиков-возбудителей гипоталамуса (мозгового центра, ответственного за формирование агрессивности чувства). Якобы только так можно объяснить то, что среди жертв тбилисских событий 87,5% составляли женщины. Слава богу, что сегодня подобный бред не может вызвать у здравомыслящего человека ничего, кроме улыбки.
Но весной 1989 г. информационная война, развязанная четвертой властью против собственной армии, не только подстегнула деструктивные процессы в других союзных республиках, но и ввела в заблуждение миллионы неискушенных в подковерной борьбе советских граждан. Даже в самом многие жители Тбилиси, не принимавшие непосредственного участия в уличных беспорядках, узнавали подробности о ночной «бойне» из газет.
Характерным примером такого одурачивания может служить случай, о котором вспоминал командовавший одним из введенных в город соединений генерал Александр Лебедь:
«Все беседы с горожанами развивались по шаблонному сценарию: шум, гам, горячность, выкрики.
— Вот в газете «Заря Востока» — кричали из толпы, — написано, что солдат-десантник три километра гнался за старушкой 71 года от роду и зарубил ее лопатой!
Толпа мгновенно возбуждается. Опять мат, угрозы.
– Спокойно, граждане! Вы меня все-таки выслушайте. Вопрос первый: что это была за старушка, которая бежала от солдата три километра? Вопрос второй: что это был за солдат, который не мог на такой дистанции старушку догнать? И третий вопрос, самый интересный: они что, по стадиону бегали? На трех километрах не нашлось ни одного мужчины-грузина, чтобы заступить дорогу этому негодяю?
Удар, как говорится, в солнечное сплетение на выдохе! Крыть нечем…
… Еще один вопрос каждый раз ставился одинаково. Даже не вопрос, а не терпящая возражений констатация факта: «Вы нас на площади газом отравили!». Спрашиваю:
— На организмы фашистов и коммунистов отравляющие вещества одинаково действуют?
Легкая заминка — соображают. Потом приходят к выводу, что анатомия к идеологии никакого отношения не имеет. Констатируют факт: «Одинаково!»
— Значит, если я, допустим, хочу вас отравить, то должен надеть средства защиты, в противном случае умрем мы вместе. Так?
— Так! — нехотя соглашаются.
— Кто из вас видел хоть одного солдата в противогазе, я уже не говорю об ОЗК? Или вы полагаете, что сюда собрались несколько тысяч камикадзе с целью помереть, непонятно во имя чего, на подступах к вашему Дому правительства?
Толпа бурлит, растекается, жужжит, обсуждая услышанное. Но потом опять: проклятия в адрес Горбачева, Патиашвили, призывы резать русских…».
На теме якобы примененных войсками для разгона демонстрантов отравляющих веществ стоит остановиться отдельно. 13 апреля по грузинскому телевидению выступил ректор Государственного института усовершенствования врачей Тбилиси профессор Кахиани. Он утверждал, что использованные отравляющие вещества обладают способностью вызывать тяжелые поражения с последующей импотенцией, нарушениями детородной функции, генетическими нарушениями. Ученый муж призвал всех, кто считает себя пораженными, обратиться за немедленной медицинской помощью, гарантируя выдачу больничных листов с сохранением заработной платы. Руководство республиканского Минздрава тут же пообещало всем пострадавшим выплату денежного пособия в размере 300 руб. и курортное лечение. Немудрено, что желающих полечиться «на халяву» и получить немалую по тому времени сумму на руки нашлось более чем достаточно.
Справедливости ради надо сказать, что в ту ночь на площади газ все же был применен. «Зловещее» отравляющее вещество, над определением состава которого в течение нескольких недель бились лучшие грузинские химики, оказалось… аналогом американского полицейского газа СИ-ЭС, в народе именуемого «черемухой». И никаких серьезных последствий, кроме временного раздражения слизистой оболочки глаз и недолгого слезотечения, он вызвать просто не мог.
И здесь возникает самый, пожалуй, интересный вопрос: откуда на площади взялась «черемуха», которая никогда не стояла на вооружении советской армии, и применялась в исключительных случаях лишь внутренними войсками? Тем более, что позже следствие установило, что даже после 9 апреля в районе проспекта Руставели неоднократно имело место распыление не только газов слезоточивого действия, но и таких банальных бытовых химических средств как «Карбофос» и «Дихлофос». Доказательства «зверств режима» создавались рукотворно.

Спектакль по названием «Съезд»
День «похорон павших борцов за свободу» вызвал в Тбилиси очередной всплеск антирусских выступлений. В городе то и дело появлялись группы молодых отморозков с траурными повязками на головах и национальными флагами, нападавшие на русских пенсионеров, женщин, подростков. В школах регулярно происходили жестокие драки на национальной почве. В расквартированных в гарнизоне на постоянной основе воинских частях фактически была введена повышенная боевая готовность, офицеров перевели на казарменное положение.
Лидеры грузинских «непримиримых», радикальные националисты Звиад Гамсахурдиа, Мераб Костава, Георгий Чантурия, Ираклий Церетели и другие умело воспользовались сложившейся в республике обстановкой, сумев своей популистской риторикой завоевать общественное мнение.
25 мая того же года в Кремлевском дворце открылся первый Съезд народных депутатов СССР. Начало его работы ознаменовалось выступлением депутата Толпежникова от Латвийской ССР, который предложил почтить память погибших в Тбилиси, и внес депутатский запрос, дословно звучавший так: «Требую сообщить, кто отдал приказ об избиении мирных демонстрантов в городе Тбилиси и применении против них отравляющих средств». Тон предстоящему Съезду, больше напоминавшему спектакль в театре абсурда, был задан.
Когда депутаты перешли к грузинскому вопросу, слово взял представитель республики Гамкрелидзе. Свою пламенную речь он закончил словами: «Безнаказанность виновных будет воспринята общественностью как всевластие высшего партийного аппарата и военного командования. Планируемая акция такого масштаба, с такими политическими последствиями должна быть заранее известна высшему руководству страны».
Потом выступал Игорь Родионов. Он пытался открыть народным избранникам глаза на то, что события в Тбилиси создавали огромную угрозу стабильности в стране. Командующий утверждал, что все действия солдат носили сугубо оборонительный характер, были ответом на неожиданно сильное вооруженное сопротивление экстремистов. «Мы киваем на 37-й год, а сейчас тяжелее, чем тогда. Сейчас о тебе могут говорить, что вздумается, и оправдаться нельзя», — говорил генерал. Выступление Родионова часть депутатов и гостей встретила продолжительной овацией. Другие кричали «Позор!», «Долой с трибуны!».
Одним из самых драматичных моментов съезда стало выступление Джумбера Патиашвили, на тот момент уже бывшего первого секретаря ЦК Грузии. Он лепетал с трибуны что-то невразумительное, говорил об ответственности, от которой не уходил и не уходит, параллельно пытаясь целиком и полностью свалить вину за жертвы на военное командование. Лишь в конце своей путанной, сумбурной речи Патиашвили, явно в состоянии эмоционального стресса, решился перед лицом всей страны сказать что-то очень важное. Но ему не давали говорить, выкрикивали оскорбительные вопросы. Он был вынужден сойти с трибуны, сделал несколько шагов, остановился в мучительной растерянности и резко направился обратно. Шум в зале многократно возрос, перерастая в рев. Дойдя до трибуны, Патиашвили опять остановился. Потом весь как-то сжался, повернулся и почти бегом спустился в зал.
Страна, еще только стоявшая на пороге эпохи великих потрясений, вздрогнула от ужаса и потребовала скорейшего расследования обстоятельств гибели 19 своих граждан. В ходе работы Съезда была создана комиссия по расследованию событий в Тбилиси под председательством Анатолия Собчака.
Суд был скорый, но о справедливости говорить не приходилось. Еще задолго до обнародования результатов расследования председатель комиссии Собчак заявил в одном из интервью: «Считаю происшедшее в Тбилиси преступлением против человечности». Неудивительно, что выводы, сделанные в ходе расследования были скоропалительными и явно однобокими.
Правда некоторые вопиющие факты не могла проигнорировать даже столь предвзято подошедшая к расследованию комиссия. Так, абсолютно беспочвенными оказались заявления некоторых СМИ, будто большинство погибших были зарублены саперными лопатками. Вот данные экспертизы: «18 человек погибли от механической аффиксации, возникшей в результате сдавливания грудной клетки, а один человек, мужчина, погиб от тяжелой черепно-мозговой травмы, полученной при ударе о тупой, твердый предмет, когда нападал на военнослужащих, применив при этом приемы карате. Телесные повреждения саперными лопатками причинены семи мужчинам. Из них двум — менее тяжкие телесные повреждения, пятерым — легкие, повлекшие кратковременное расстройство здоровья».
Следствием установлено, что сведения о большем количестве пострадавших от травм, причиненных саперными лопатками, не соответствует действительности. Тем более о якобы зарубленных женщинах… Не были признаны в качестве доказательств применения войсковыми подразделениями огнестрельного оружия и представленные членам комиссии гильзы от малокалиберных винтовок, которые энтузиасты собрали на площади утром 9 апреля. Грузинские «борцы за свободу» всерьез пытались доказать следователям, что на вооружении Советской армии могут стоять «мелкашки»!
***
В 89-м те, кто всеми силами стремился создать в республике обстановку психоза, столкнуть лбами народ и армию, еще больше накалить и без того взрывоопасную ситуацию в Закавказье, поставленных целей добились. Отставка Джумбера Патиашвили, потеря управления в верхах, паралич власти, яд национальной нетерпимости, пропитавший грузинское общество… Совокупность всех этих факторов спустя каких-то два года заставила народ проголосовать за Звиада Гамсахурдиа и его единомышленников.
Именно так, с крови и лжи, начинался путь Грузии к свободе. Но оказалось, что эта пролитая в апреле 1989 г. «во имя будущего» кровь была только прологом к предстоящей драме. Будет свергнут и убит недавними соратниками Гамсахурдиа, а грузинский народ познает всю глубину пропасти под названием гражданская война. Этой же кровью захлебнутся Южная Осетия и Абхазия, где война всех против всех унесет десятки тысяч жертв. Свобода, независимость, суверенитет обернутся холодом, голодом, безденежьем, тотальным разрушением цветущей страны и отбрасыванием ее на десятки лет назад. Вернувшийся на родину «великий кормчий» Шеварднадзе так и не сможет ничего реально изменить в лучшую сторону, а потом и сам покинет трон под натиском «революции роз».
Оклеветанного генерала Родионова сначала отправят в почетную ссылку – руководить Академией Генерального штаба, после чего последует своеобразная реабилитация в виде назначения на пост министра обороны РФ. И все это молча, без публичных извинений за прошлое, восстановления человеческой и офицерской репутации. Да и народу новые власти не удосужатся объяснить, что же в действительности произошло тогда на ночных улицах Тбилиси.
Остается лишь надеяться, что истина сама пробьется на поверхность.

Роман ШКУРЛАТОВ


 
 

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Липовой: Активность военных самолетов НАТО у российских границ в Крыму – открытая провокация

Накануне в СМИ появилась информация, что около 20 воздушных судов НАТО «атаковали» средства противовоздушной обороны Крыма. Самолеты альянса были оснащены системами...

Александр Перенджиев: Россия должна показать свою готовность действовать жестко при нарушении госграницы

Минобороны России выступило с предложением разрешить военной авиации проводить бомбардировку по курсу следования нарушивших государственную границу судов, чтобы предупреждать их о...

Василий Дандыкин: Морская служба на военных катерах может оказаться очень сложной для женщин

Эксперимент по созданию женского экипажа на патрульном катере завершен и признан успешным, сообщил начальник отдела информационного обеспечения Черноморского флота Алексей Рулев...

Анатолий Кнышов: Российский бомбардировщик Ту-160 представляет серьезную угрозу для США

Американское издание Aviation Week & Space Technology посвятило материал советским бомбардировщикам. Самым опасным российским самолетом, по мнению экспертов, является...

Николай Тутрин: Новая боевая машина поддержки танков на базе «Арматы» укрепит Российскую армию

Генеральный директор концерна «Уралвагонзавод» Александр Потапов в интервью ТАСС сообщил, что УВЗ (входит в Ростех) прорабатывает новый вариант боевая машина поддержки...

Виктор Баранец: Танк Т-14 «Армата» может стать первой боевой беспилотной боевой машиной

Танк Т-14 «Армата» – один из уникальнейших представителей военной техники, который одним из первых станет полностью необитаемым, действуя в беспилотном режиме....

Юрий Хожайнов: При разработке пулемета РПЛ-20 будут применены новые конструктивные решения

Концерн «Калашников» начал разрабатывать новый ручной пулемет. За основу нового вооружения будет взят пулемет РПК-16, который будет существенно доработан с учетом...

Советы

Наши мероприятия

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

 

Журнал «Офицеры»