История

Ангел-хранитель для президента


  - Я не даю интервью – звучал из телефонной трубки молодой энергичный голос.
  - Знаю, меня предупреждали.
  - Тогда чем вызвано ваше внимание ко мне?
  - Людям непосвященным всегда казалось, что личная охрана – люди, приближенные к первым лицам   живут как сыр в масле. Но ведь это не так: службу телохранителя легкой никак не назовешь... Не случайно «девятка» считалась едва ли ни самым закрытым управлением КГБ СССР. Развенчать слухи и домыслы можно лишь одним способом – рассказав, как все было на самом деле.
Повисла продолжительная пауза. Затем трубка снова ожила:
  - Почти убедили. Приезжайте!


Наша справка
ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ АЛЕЙНИКОВ, бывший руководитель отдела личной охраны 9-го управления КГБ СССР. Президент Ассоциации ветеранов органов государственной охраны «Девятичи», вице-президент ЧОП «Агентство безопасности Альфа-95». Член Координационного Совета ГУВД г. Москвы по взаимодействию с охранно-сыскными структурами. Советник Российской академии естественных наук. Генерал-майор запаса.


Этот разговор состоялся между корреспондентом журнала «Офицеры» и генерал-майором в отставке Виктором Алейниковым – человеком, который на протяжении нескольких лет возглавлял отдел личной охраны 9-го управления КГБ СССР. Его подчиненные обеспечивали безопасность первых лиц государства и высоких зарубежных гостей в горбачевские времена. В своем эксклюзивном интервью Виктор Васильевич поделился воспоминаниями о службе в легендарной «девятке».

Виктор Васильевич, расскажите о людях, которые работали в вашем отделе?
В нашей структуре служили весьма образованные, разносторонне развитые личности. Мы никогда не ставили перед собой цели сделать из ребят просто физически крепких сторожей. Основная задача сотрудника личной охраны – мгновенно, на автомате, принять единственно правильное решение, а если необходимо – не задумываясь пожертвовать своей жизнью ради охраняемого лица.
В качестве примера расскажу случай, который произошел во время поездки председателя Совета министров СССР Алексея Косыгина в Канаду. Когда Алексей Николаевич шел вместе с премьер-министром принимающей страны, неизвестный кинул им под ноги пакет. Наш сотрудник Михаил Солдатов бросился, и накрыл его своим телом. Естественно, он не мог знать, что лежало внутри пакета. Но шел на риск осознанно, потому что поступить иначе просто не мог.
Или другой эпизод. Дело было в Киеве. Михаил Сергеевич Горбачев возлагал венок к памятнику Ленина, и в этот момент какой-то мужчина бросил в его сторону кейс. Один из охранников   Андрей Беликов, человек почти двухметрового роста – отреагировал мгновенно, и не задумываясь поймал кейс. И вот несемся мы с ним, как положено по инструкции, в спецлабораторию: предмет-то необходимо срочно обследовать. А Андрей спрашивает: «Виктор Васильевич, что теперь будет?» «Ничего не будет,   отвечаю я ему,   если добежим по-быстрому!».

Что же лежало в том злополучном кейсе?
Жалоба на нескольких сотнях страниц, этакая большая и толстая книжка. Но запросто могло бы оказаться и взрывное устройство. А на площади в этот момент было многолюдно. И если бы не профессиональный рефлекс сотрудника управления…

А инстинкт самосохранения? Ведь прикоснувшись к огню, мы отдергиваем руку, чтобы уберечь ее от ожогов.
Верно. Но для любого сотрудника «девятки» на первом месте всегда стояла жизнь человека, за безопасность которого он отвечал. Морально, духовно он был готов к любым жертвам. Это обычный человек, когда обжигается, концентрируется на своих болезненных ощущениях, пытается их минимизировать. Настоящий же телохранитель-профи думает о том, как локализовать огонь, чтобы он не натворил еще больших бед.
Сотрудники нашего отдела проходили очень серьезную подготовку   физическую, огневую, морально-психологическую, специальную, медицинскую. И учителя у них, поверьте, были достойные.

И как ваши подчиненные применяли на практике познания, скажем, в области медицины?
Алексей Николаевич Косыгин очень любил ходить на одиночной байдарке. Было у него такое увлечение. А сотрудники службы безопасности всегда плыли рядом на другой лодке. И вот однажды байдарка председателя Совета министров перевернулась, и он начинал тонуть. Ребята быстро вытащили Косыгина на берег. Пока один вызывал подмогу, другой оказывал советскому премьеру первую медицинскую помощь. Так и спасли жизнь человеку.

Вы возглавляли отдел в самое, пожалуй, трудное для этой службы время. До Горбачева генсеки «в народ» не ходили. Перестройка, гласность, ветер перемен… Тогда весь мир восхищался новым типом советского руководителя, который напрямую общался с согражданами. А вот у личной охраны проблем наверняка прибавилось.
Да, работая с Михаилом Сергеевичем нам часто приходилось отказываться от традиционных схем. Но даже во время таких спонтанных выходов генсека «в народ» каждый сотрудник знал свое место, свой маневр.
Подобные сценарии мы отрабатывали и в ходе зарубежных поездок. В ходе очередного визита Горбачева в Испанию было запланировано посещение Национального театра. А там советского лидера уже встречала толпа народа. Тогда среди политиков было модно не просто поговорить с людьми, а еще и подержаться за руки. Михаил Сергеевич уже шел вдоль моря тянувшихся к нему рук. И вдруг один из наших ребят мне докладывает: в первом ряду прямо на пути генсека стоит человек с забинтованными кистями, похоже, что болен экземой. Мы сделали все, чтобы к Горбачеву этот человек не притронулся. Причем незаметно для окружавшей публики.

Покушения на Горбачева – это миф или реальность?
Реальность. Во время подготовки рабочей поездки в Индию к нам поступила оперативная информация: чтобы сорвать визит советского лидера, в эту страну направлена группа боевиков. В Индии тогда была очень сложная политическая обстановка: там находилось порядка миллиона беженцев из соседнего Афганистана. Перейдя границу со стороны Пакистана, террористы должны были попытаться прорваться в Дели.
Учитывая серьезность ситуации, мы сочли необходимым привлечь к обеспечению визита первого лица бойцов группы «Альфа». Борьба с террором – задача, для решения которой и создавалось это подразделение. Руководство КГБ СССР нас поддержало, и в дальнейшем все организационные вопросы мы согласовывали напрямую с командиром «Альфы» генерал-майором Г. Зайцевым. В индийское турне с моей группой отправились десять снайперов антитеррористического подразделения, которыми руководил Виктор Зорькин.
По прибытии в Дели мы провели рекогносцировку: изучили аэропорт «Палам», трассы проезда, места проживания в советской резиденции и президентском дворце, где останавливался Горбачев, правительственный отель «Ашок», а также ряд других объектов, которые должен был посетить лидер нашей страны.

Индийские спецслужбы были поставлены в известность?
Конечно. Знали они и о снайперских постах, оборудованных специальной техникой. Так что задание по обеспечению безопасности визита мы успешно выполнили. А индийские коллеги все же задержали афганских террористов, готовивших покушение на Михаила Горбачева.

И часто вам приходилось контактировать со спецслужбами других стран?
Постоянно. Скажу больше: эти контакты мы поддерживаем и по сей день. Постоянный обмен опытом – это абсолютно естественно и жизненно необходимо в нашей работе.
Нередко нам приходилось делиться с иностранными коллегами своими знаниями, умениями и навыками. Например, во времена моей службы мы плотно сотрудничали со службой охраны премьер-министра Раджива Ганди. Правда индийцы оказались не самыми лучшими учениками.

Почему вы так считаете?
В нашей работе нет мелочей, ты всегда должен быть начеку. Индийцы же, несмотря на наши неоднократные предупреждения, допустили ряд грубейших ошибок. Результат – гибель одного из политических лидеров страны.

А можете рассказать подробнее?
Раджив Ганди встречался с избирателями, по случаю чего был организован митинг. Сотрудники службы охраны, обеспечивавшие безопасность, проворонили смертницу-тамилку, позволили ей беспрепятственно приблизиться к охраняемому лицу. Все решили, что девушка с цветочной гирляндой в руках не представляет опасности. Надевая венок на лидера страны, террористка замкнула на себе контакты десятикилограммовой «живой» бомбы.
Мы тщательно проанализировали действия наших коллег и обнаружили неимоверное количество просчетов, которые привели к трагедии. А вообще подобные случаи   это результат некомпетентности, халатности и непрофессионализма служб безопасности. Вся система работы «девятки» строилась так, чтобы полностью исключить подобные инциденты. Не случайно в 1988 г. после визита в США Горбачева американская пресса очень высоко оценила нашу работу. В газетах тогда писали, что русская служба безопасности, несомненно, работает выше всяких похвал. Правда подчеркивали, что американские секьюрити лучше оснащены технически.

Кстати, об Америке. Слышала, что американские президенты должны строго следовать указаниям своей службы безопасности, и требования эти неукоснительно выполняют. Интересно, а как ваши американские коллеги реагировали на нестандартное поведение первого и последнего президента СССР во время визитов в США?
В декабре 1988 г. проходил прием в штаб-квартире ООН. Около полуночи кортеж автомашин советской делегации, возвращаясь в резиденцию, мчался по Нью-Йорку. Неожиданно Горбачев попросил остановиться на Бродвее: захотел пообщаться с местными жителями. Просьба первого лица государства – по сути приказ. Мы были вынуждены его выполнить. Та встреча с простыми американцами, как и множество других экспромтов Михаила Сергеевича, прошла гладко. Сотрудники нашего отдела были готовы к таким сюрпризам.
А вот американцы из секретной службы в ту ночь видимо пережили не самые приятные минуты. Они к подобным вольностям со стороны президентов не привыкли. Хотя мы их заранее предупреждали, что Горбачев – лидер непредсказуемый.

А что скажите про слесаря Александра Шмонова, который утверждал, что ему удалось дважды выстрелить в Горбачева? Не попал по счастливой случайности?
Очень многие психически неуравновешенные, а порой и просто больные люди пытаются любыми способами привлечь внимание к своей персоне. Шмонов   именно тот случай.
А ваш брат-журналист в погоне за дешевой сенсацией частенько делает из них борцов за справедливость, героизирует преступников. Помните Ильина, который совершил на Красной площади попытку покушения на Брежнева?

Это когда в машине на самом деле находились космонавты В.Терешкова, А.Леонов и Г.Береговой?
Совершенно верно. Кто дал преступнику право лишить жизни водителя основной машины Илью Жаркова, у которого осталось трое детей? Из-за каких таких бредовых амбиций лже-героя был ранен мотоциклист эскорта Мотовилов?
Вот и Шмонов, выйдя потом из психбольницы, вещал с экрана телевизора о том, что боролся с системой. А ведь на самом деле выстрелить горе-«народовольцу» удалось лишь в брусчатку – настолько быстро наши сотрудники его обезвредили.

Такое ЧП – это единичный случай в вашей практике?
Давайте сначала уточним, что мы подразумеваем под чрезвычайным происшествием. Я считаю, что ЧП – это когда преступление против охраняемого лица уже совершено. Такого в мою бытность начальником отдела не было.
А нештатные ситуации возникали, как же без них. Но наши сотрудники всегда действовали четко. Вообще ЧП происходят только тогда, когда работают дилетанты или некомпетентные люди, когда не отлажено взаимодействие между представителями спецслужб, осуществляющих охрану государственных деятелей.

Комичные случаи в вашей работе случались?
Скорее анекдотичные. Помню, как-то раз в Новосибирске Горбачев по традиции вышел пообщаться с народом. И тут мой сотрудник Владимир Пещерский замечает в толпе мужчину, который прячет под плащом обрез. Сами понимаете   у профессионала глаз наметан. «Террориста» мгновенно нейтрализовали, доставили в отделение милиции и стали разбираться. Оказалось, что мужик возвращался с охоты. Увидел – народ кучкуется, и решил выяснить, что же происходит. Любопытство его и подвело. Конечно, после того, как все открылось, незадачливого охотника отпустили. Но, думаю, этот урок он запомнил на всю жизнь.

По долгу службы вам наверняка часто приходилось общаться с Раисой Максимовной Горбачевой. А на жизнь первой леди Советского Союза покушались?
Не то, чтобы покушались, но напряженные моменты были. Это, кстати, во время той же поездки в Новосибирск произошло, в тот же день. Раиса Максимовна возлагала венок к мемориалу солдатам Великой Отечественной войны. Вдруг неизвестный гражданин прорвался через милицейское оцепление и устремился к Горбачевой. Наши ребята его, разумеется, быстренько нейтрализовали. Выяснилось, что человек хотел передать президенту какие-то бумаги, и такой способ показался ему наиболее оптимальным.

А через личную охрану первым лицам государства передавали документы?
Разумеется, бывало и такое. Все бумаги, которые попадали к нам в руки, мы незамедлительно передавали адресатам. Но поверьте – это далеко не лучший способ донести до руководства страны свои просьбы и чаяния. Для этих целей существует приемная президента.
Но идти официальным путем хотели далеко не все, предпочитая окольные дорожки. Помню в Ташкенте, по пути следования большого правительственного кортежа, в одну из машин метнули папку с документами. Она прилипла к лобовому стеклу автомобиля министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе. Подполковник Дмитрий Николаевич Казачин, один из опытнейших офицеров, сообщил мне об этом по рации. Ясно, что папку надо убрать. Но как? Тащить папку в салон машины охраняемого лица нельзя: новейшие технологии позволяли таким образом спрятать взрывное устройство. Возможности остановиться тоже нет.

И как же вышли из положения?
Машина сопровождения, которая шла сзади, нагнала автомобиль Шеварднадзе. Один из охранников прямо на ходу перелез с машины на машину, снял папку с лобового стекла и таким же образом вернулся обратно.
Вообще в нашей работе существуют каноны, несоблюдение которых чревато для охраняемого лица страшными последствиями.

Например?
На мой взгляд очень поучительна история мозамбикского лидера Саморы Мошела. Есть правило: в транспортном средстве, на котором передвигается первое лицо, не должно быть ни одного непроверенного предмета. После визита в нашу страну Мошел возвращался домой. В последний момент кто-то из провожавших передал его помощнику, взбегавшему по трапу в самолет, кейс, пообещал, что в Мапуту его заберут. До пункта назначения лайнер не добрался: в дипломате была бомба.

Недавно в одном зарубежном издании прочитала, что КГБ СССР являлся чуть ли не самой могущественной спецслужбой всех времен и народов. Такое признание, звучащее из стана потенциального противника, дорогого стоит.
Так правду же говорят! Комитет государственной безопасности на протяжении нескольких десятков лет создавали настоящие профессионалы и патриоты. Грамотно выстроенная вертикаль позволяла не только обеспечивать безопасность могучей державы, но и держать руку на пульсе всего мира.
Простой пример. В США до недавнего времени функционировало около 30 спецслужб. Руководителю каждой из них, чтобы согласовать смету расходов на будущий год, необходимо было собрать несколько десятков резолюций и подписей. А если у кого-то из чиновников возникнут вопросы, или документ не пройдет через Конгресс? Это создавало массу проволочек и тормозило работу ведомств, обеспечивающих безопасность государства.
КГБ был идеальной организацией с точки зрения управляемости и результативности. Здесь каждый механизм работал, как часы. Американцы нам откровенно завидовали.

Тогда почему в самом расцвете сил, будучи успешным и перспективным руководителем вы вдруг ушли из органов?
Вы же помните 1990-е годы. Все рушилось на глазах: страна, идеология, экономика. Естественно, кризис переживали и спецслужбы. Тогда сменилось руководство КГБ. Новый председатель Бакатин начал борьбу с «чекизмом». Людям, которые на протяжении десятилетий обеспечивали безопасность страны, верой и правдой служили интересам государства, фактически объявили войну.
В чем нас только ни обвиняли! Палачи, сатрапы, ГУЛАГ… Но скажите: какое отношение к репрессиям 1930-х годов имели мы – поколение времен Юрия Владимировича Андропова? Но кто-то очень старательно навешивал ярлыки, целенаправленно повышал градус общественного недоверия к органам Госбезопасности.
Начался массовый исход профессионалов. В основном это были руководители среднего звена: начальники управлений, их заместители. Тысячи образованных, хорошо подготовленных, еще достаточно молодых людей оказались за бортом, вне привычной системы координат. Именно в то время я принял окончательное решение уйти.
В этом году Ассоциация ветеранов органов государственной охраны «Девятичи», президентом которой вы являетесь, отметила свое 10-летие.
Главная задача нашего объединения – помочь товарищам по службе в органах государственной охраны сориентироваться в гражданской жизни, решить задачи их трудоустройства после увольнения в запас. Мы сами уже прошли через все это. У нас есть желание и возможность продолжать заниматься делом, которому посвятили жизнь.
С первых дней «Девятичей» поддержало руководство Федеральной службы охраны Российской Федерации. Особенно продуктивно мы сотрудничаем с управлением кадров ФСО. Регулярный обмен информацией налажен таким образом, что любой отслуживший сотрудник знает, где он может найти применение своим знаниям, умениям, навыкам. Но бывает и наоборот: пришел к нам человек, проявил себя с лучшей стороны, и уже мы его рекомендуем на службу в ФСО.

Виктор Васильевич, в современной России профессия телохранителя с каждым годом становится все более востребованной. А вот законы за реальностью явно не поспевают. Хотелось бы узнать мнение профессионала.
Закон «О частной детективной и охранной деятельности» был принят еще в марте 1992 г. За последующие годы он оброс множеством дополнений и поправок, которые, к великому сожалению, не внесли в деятельность частных охранных предприятий хоть какую-нибудь определенность.
Посудите сами. В законе говорится, что одной из задач частного охранника является защита жизни и здоровья граждан. А как можно реализовать эту норму, если, к примеру, МВД России долгое время считало, что никакого института личной охраны не должно существовать в принципе. То есть фактически вводился запрет на профессию. Это, конечно, неправильно. Профессионалам понятно, что все другие виды охраны   физическая на объекте, с использованием технических средств – это полумеры
В настоящее время работа по совершенствованию законодательства продолжается. Сегодня экспертный совет Комитета Госдумы по безопасности готовит целую серию поправок в ныне действующий закон «О частной детективной и охранной деятельности». Речь идет о закреплении понятийного аппарата, о правах и обязанностях телохранителя… Я верю, что у профессии личного охранника в нашей стране большое будущее.


Беседу вела Татьяна КОРОЛЕВА
Фото из личного архива В. Алейникова



(Это интервью журналу "Офицеры" стало для Виктора Васильевича Алейникова одним из последних. 11 июня 2010 г. он скоропостижно скончался от сердечного приступа)


 
 

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Липовой: Активность военных самолетов НАТО у российских границ в Крыму – открытая провокация

Накануне в СМИ появилась информация, что около 20 воздушных судов НАТО «атаковали» средства противовоздушной обороны Крыма. Самолеты альянса были оснащены системами...

Александр Перенджиев: Россия должна показать свою готовность действовать жестко при нарушении госграницы

Минобороны России выступило с предложением разрешить военной авиации проводить бомбардировку по курсу следования нарушивших государственную границу судов, чтобы предупреждать их о...

Василий Дандыкин: Морская служба на военных катерах может оказаться очень сложной для женщин

Эксперимент по созданию женского экипажа на патрульном катере завершен и признан успешным, сообщил начальник отдела информационного обеспечения Черноморского флота Алексей Рулев...

Анатолий Кнышов: Российский бомбардировщик Ту-160 представляет серьезную угрозу для США

Американское издание Aviation Week & Space Technology посвятило материал советским бомбардировщикам. Самым опасным российским самолетом, по мнению экспертов, является...

Николай Тутрин: Новая боевая машина поддержки танков на базе «Арматы» укрепит Российскую армию

Генеральный директор концерна «Уралвагонзавод» Александр Потапов в интервью ТАСС сообщил, что УВЗ (входит в Ростех) прорабатывает новый вариант боевая машина поддержки...

Виктор Баранец: Танк Т-14 «Армата» может стать первой боевой беспилотной боевой машиной

Танк Т-14 «Армата» – один из уникальнейших представителей военной техники, который одним из первых станет полностью необитаемым, действуя в беспилотном режиме....

Юрий Хожайнов: При разработке пулемета РПЛ-20 будут применены новые конструктивные решения

Концерн «Калашников» начал разрабатывать новый ручной пулемет. За основу нового вооружения будет взят пулемет РПК-16, который будет существенно доработан с учетом...

Советы

Наши мероприятия

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

 

Журнал «Офицеры»