История

Путь офицерства: от вождей до генералов


Офицеры являются основой, становым хребтом любой современной армии. Без людей, носящих офицерские погоны, сегодня невозможно представить работу силовых и правоохранительных структур. Но так было далеко не всегда.
Историки утверждают, что корни офицерства следует искать в глубине тысячелетий. Пращурами нынешних офицеров можно считать тогдашних вождей и военачальников. Они предводительствовали в походах, с оружием в руках отстаивали право своих народов на существование. В те далекие времена еще не было армий, потому что воином был каждый мужчина. И руководить собой эти люди могли позволить только лучшим из лучших – тем, кто был сильнее, умнее, отважнее их самих.

Воины по призванию
На протяжении веков в каждой нации накапливался живой запас воинов по призванию, наследовавших от отцов, дедов и прадедов именно те личные качества, какими должны обладать защитники страны и народа. Постепенно эти люди выделились в особый класс, естественным путем получивший привилегию занятия командных должностей в войсках.
С возникновением крупных государственных образований на смену вооруженному народу стали приходить регулярные армии. Так, в древнеримских легионах командный состав был представлен центурионами, которые с V-IV вв. до н.э. являлись организационным стержнем войск. Позднее к ним присоединились сначала трибуны, затем легаты и префекты. Социально-профессиональный статус римских праофицеров в принципе не отличался от положения офицеров более поздних веков, хотя чиновно-ранговая система еще отсутствовала.
В средневековой Европе необходимость в военных руководителях такого плана практически отпала. Ни рыцарей, выступавших в поход в сопровождении нескольких слуг и оруженосцев, ни более крупных сеньоров, созывавших под свои знамена вассалов-рыцарей, нельзя даже условно причислять к офицерам . Они не являлись командирами боевых единиц постоянного состава.
Положение стало меняться примерно с середины XV в., когда в европейских странах началось формирование регулярных армий. К началу XVI в. по всей Европе, а особенно в Германии, сложилась система комплектования армий, находившихся на государственном содержании. Военачальнику выдавался патент на право набора войск установленной численности и определенная сумма денег из казны. Он приглашал известных ему военных специалистов в качестве полковников, которые, в свою очередь, подбирали себе капитанов, формировавших роты. Капитаны имели заместителей — лейтенантов. Кроме того, в каждой роте имелся прапорщик, носивший знамя, и фельдфебель-распорядитель. Таким образом, армия теперь состояла из полков и рот (от 10 до 30 на полк). Этот период и принято считать началом становления офицерского корпуса как социально-профессиональной группы.
Офицерский корпус армий нового типа формировался из дворянско-рыцарской среды. Так было во всех странах, где осуществлялся переход от ополчений или дружин, состоявших из представителей привилегированного сословия профессиональных воинов, к регулярной армии. Таким образом, офицерство во многом унаследовало воинские традиции и психологию рыцарства.
С самого начала дворянство формировалось как военное сословие, и долгое время было связано исключительно с военной службой   самым достойным благородного человека занятием. От подушного налога дворяне освобождались, поскольку платили «налог кровью».

Кадры «начальных людей»
В России, как и в других европейских государствах, появление офицерских чинов было напрямую связано с развитием организационных форм армии.
К XVII в. русские войска состояли из поместной конницы (с городовыми казаками) и стрельцов, служивших на постоянной основе, но живших вместе с семьями и в мирное время имевших возможность заниматься ремеслом и торговлей. Поместная конница (дворянское ополчение) имела территориальную организацию. По дошедшим до наших времен сведениям, основным ее «подразделением» была сотня, комплектовавшаяся из дворян и боярских детей. Численность сотен, даже несмотря на название, могла существенно варьироваться. Постоянного организационного объединения сотен в соединения высшего порядка также не было. Так называемые полки были тактическими единицами, и создавались на время походов и военных действий. Поэтому единственным чином, который с известной долей натяжки можно было бы сравнивать с офицерским, был сотник или сотенный голова.
У городовых казаков это были есаулы и атаманы.
Что касается стрелецкого войска, то при царе Михаиле Федоровиче Романове его основной единицей был приказ, руководил которым голова. Каждый приказ делился на пять сотен во главе с сотником или сотенным головой. Приказы и сотни именовались по фамилиям своих командиров. Известны также чины пятидесятника и десятника, но первый из них был помощником сотника, а второй   назначался из рядовых стрельцов и играл роль унтер-офицера.
В годы царствования Алексея Михайловича на смену приказам пришли полки, командиров которых теперь, соответственно, стали называть полковниками. Численность полка увеличивается до десяти сотен и появляется звание полуголовы или пятисотенного головы — помощника командира полка. Таким образом, все войсковые чины соответствовали определенной строевой должности и зависели от численности подчиненного личного состава.
Высшие командиры были представлены воеводами тех полков, которые формировались исключительно на время войны. И воеводы назначались только на период ведения боевых действий.
Кадровую политику в те времена осуществлял Разрядный приказ, ведавший всеми вопросами службы дворян. Решения о назначениях принимались коллегиально дьяками этого приказа. При очередном сборе войск Разрядный приказ, в котором велись «служилые списки» и книги учета служивых людей, составлял расписание по должностям, которое вручали назначенному царем воеводе. Поскольку изменение служебного положения было связано с изменением размера жалованья, а финансирование было централизовано, воеводы не имели права производить подчиненных в служебные чины.
За назначения и кадровые перемещения в стрелецких частях отвечал Стрелецкий приказ.
Общегосударственная служебная иерархия того времени насчитывала восемь основных придворных чинов: бояре, окольничие, думные дворяне; стольники, стряпчие, дворяне, жильцы, дети боярские. Представители первых трех категорий были членами Боярской думы и считались высшими чинами. Остальные составляли русское дворянство как сословие. Из этой среды в основном и комплектовались кадры «начальных людей» русского войска того периода.
Становление в России системы офицерских чинов современного типа было связано с привлечением на службу иностранцев. Они служили на тех же основаниях, что и русские дворяне.
С наступлением XVII в. подразделения, укомплектованные иноземцами, стали называть ротами. Соответственно появились чины командиров рот — ротмистра и капитана, а также поручика — помощника или заместителя командира роты. Звания иностранных специалистов определял Посольский приказ, а общее заведование кадровыми вопросами первоначально было возложено на Разрядный приказ.

Воевода генералу не товарищ
Впервые полки «иноземного строя» появились во время Смоленского похода 1632-1634 гг. Для этого еще в 1630 г. на места были разосланы грамоты, требовавшие отправлять в Москву детей боярских для обучения их немецкими полковниками.
В результате удалось сформировать шесть пехотных и один рейтарский полк, состоявшие как из иностранцев, так и из русских служивых людей. Большой пользы в походе они, впрочем, не принесли и по окончании войны были распущены. Но именно так в русской армии появился новый тип полка с иерархией чинов, отличавшейся от старорусской: полковник — большой полковой поручик (подполковник) — майор — капитан (ротмистр) — поручик — прапорщик.
Впервые русские сражались под началом иноземцев, людей по понятиям того времени «неродовитых», которым ранее разрешалось командовать лишь себе подобными. Важность этого обстоятельства для формирования в России представления о значимости и престиже воинского офицерского чина трудно переоценить.
Вскоре была предпринята попытка укомплектовать полки «иноземного строя» исключительно русскими людьми. Для этого в уже сформированные полки были назначены «дублеры» из числа своих, то есть фактически второй комплект офицеров: 4 полковника, подполковник и майор, 2 квартермистра, 17 капитанов, 32 поручика и 33 прапорщика. Так впервые нашим соотечественникам присвоили «иноземные» чины.
В 1642 г. были сформированы два выборных московских полка «иноземного строя». Потом, после разделением на солдатские (пешие), рейтарские и драгунские, число полков увеличилось.
Согласно уставу 1647 г. все начальствующие лица в полку (урядники) делились на высшие, средние и нижние ранги, то есть на штаб- , обер- и унтер-офицеров. К высшим отнесились полковник, полковой поручик (подполковник) и полковой сторожеставец (майор), к средним — капитан, поручик и прапорщик.
Капитан являлся хозяином в своей роте, и нес за подчиненный личный состав всю полноту ответственности. Поручик был его помощником и заместителем, распределял солдат по капральствам и обучал военной науке. Прапорщик должен был нести ротное знамя, «печаловаться» о солдатах и им «смельства наговаривать», то есть поднимать боевой дух.
К 70-м годам XVII в. в России уже существовали чины генерала, генерал-поручика и генерал-майора. Эти звания, как и прочие офицерские чины полков нового строя, присваивали как иностранцам, так и российским военачальникам. Однако командиры частей, сформированных по иноземному образцу, пусть даже произведенные в генералы, не имели права руководить отдельными большими отрядами русского войска. Его основу по-прежнему составляли поместная конница и стрельцы, объединявшиеся в полки под началом воевод. Воеводою же генерал полков нового строя не мог быть назначен, не пройдя всей лестницы общегосударственных придворных чинов.
В 1680 г. царь Федор Алексеевич издал именной указ, согласно которому во всех стрелецких полках вводилась такая же номенклатура офицерских чинов, как в полках нового строя. А в 1682 г. официальная отмена местнической системы занятия государственных должностей, основанной на приоритете родовитости и служебного положения предков, устранила последнюю преграду к установлению новой иерархии офицерских званий. Власть получила определенную свободу действий при назначении на военные должности, однако вплоть до начала реформ Петра I во главе армии стоял все-таки не генерал, а воевода.
Таким образом, к концу XVII в. в России сформировалась социально-профессиональная группа воинских начальников с европейской иерархией чинов. Она и послужила прообразом офицерского корпуса русской регулярной армии.

Но офицером быть обязан!
Полки нового строя постепенно вытесняли дворянское ополчение. И статус служаки-дворянина закономерно проецировался на офицера, причем независимо от его сословной принадлежности.
Петр I ускорил этот естественный процесс, создав регулярную армию с массовым офицерским корпусом. Царь-реформатор вообще придавал огромное значение поднятию социального статуса лиц, служивших государству. И в первую очередь – на военном поприще.
16 января 1712 г. последовал высочайший указ Правительствующему Сенату. В нем Петр повелевал «сказать всему шляхетству, чтоб каждой дворянин во всяких случаях какой бы фамилии ни был, почесть и первое место давал каждому обер-офицеру, и службу почитать и писатца только офицерам, а не шляхетству, которые не в офицерах, только то писать, куды разве посланы будут». За несоблюдение этого указа взыскивался штраф в размере трети жалованья. Таким образом, за исключением отдельных поручений, в зачет дворянам теперь шла только офицерская служба.
Указами 1714 и 1719 гг. подтверждалась возможность получения офицерского чина человеком низкого происхождения, «из простых». На основании указа Сенату от 16 января 1721 г. и Табели о рангах, утвержденной в 1722 г., лица любого происхождения, достигшие первого офицерского чина — 14 класса (прапорщика), получали потомственное дворянство. Для сравнения: на гражданской службе потомственное дворянство достигалось лишь с получением чина 8 класса (коллежского асессора). А чины 14-9 классов давали их обладателям только личное дворянство (если они не были потомственными дворянами по происхождению), передававшееся жене, но не детям.
После указа Петра III о вольности дворянства 1762 г., освободившего благородное сословие от обязательной гражданской и военной службы, преимущества имевших офицерские звания перед теми, кто не служил, стали еще весомее.
Например, в соответствии с манифестом Екатерины II от 1775 г. дворянам, не имевшим обер-офицерского чина, разрешалось ездить по городу не иначе как верхом или в одноколке, запряженной одной лошади. Ведь на паре было позволено ездить только офицерам. Дворяне, пусть даже владевшие большим имением, но либо вовсе не служившие, либо не дослужившиеся до обер-офицерского чина, лишались права голоса подобно беспоместным дворянам. Им разрешалось лишь присутствовать на выборах.
Введение во дворянство за военные заслуги считалось в XVIII в. самым обычным способом получения прав высшего сословия. По Жалованной грамоте дворянству от 21 апреля 1785 г. получение потомственного дворянства связывалось также с награждением любым российским орденом. Естественно, больше всего шансов отличиться перед Отечеством предоставляла военная служба.
В 1788 г. было запрещено давать дворянство тем офицерам, которые получили первый офицерский чин не на действительной службе, а в отставке. Разумеется, привилегии, которыми пользовался офицерский корпус того времени, побуждали дворян делать выбор в пользу военной службы.


Елена СТЕПУНИНА
 
 

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Липовой: Активность военных самолетов НАТО у российских границ в Крыму – открытая провокация

Накануне в СМИ появилась информация, что около 20 воздушных судов НАТО «атаковали» средства противовоздушной обороны Крыма. Самолеты альянса были оснащены системами...

Александр Перенджиев: Россия должна показать свою готовность действовать жестко при нарушении госграницы

Минобороны России выступило с предложением разрешить военной авиации проводить бомбардировку по курсу следования нарушивших государственную границу судов, чтобы предупреждать их о...

Василий Дандыкин: Морская служба на военных катерах может оказаться очень сложной для женщин

Эксперимент по созданию женского экипажа на патрульном катере завершен и признан успешным, сообщил начальник отдела информационного обеспечения Черноморского флота Алексей Рулев...

Анатолий Кнышов: Российский бомбардировщик Ту-160 представляет серьезную угрозу для США

Американское издание Aviation Week & Space Technology посвятило материал советским бомбардировщикам. Самым опасным российским самолетом, по мнению экспертов, является...

Николай Тутрин: Новая боевая машина поддержки танков на базе «Арматы» укрепит Российскую армию

Генеральный директор концерна «Уралвагонзавод» Александр Потапов в интервью ТАСС сообщил, что УВЗ (входит в Ростех) прорабатывает новый вариант боевая машина поддержки...

Виктор Баранец: Танк Т-14 «Армата» может стать первой боевой беспилотной боевой машиной

Танк Т-14 «Армата» – один из уникальнейших представителей военной техники, который одним из первых станет полностью необитаемым, действуя в беспилотном режиме....

Юрий Хожайнов: При разработке пулемета РПЛ-20 будут применены новые конструктивные решения

Концерн «Калашников» начал разрабатывать новый ручной пулемет. За основу нового вооружения будет взят пулемет РПК-16, который будет существенно доработан с учетом...

Советы

Наши мероприятия

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

 

Журнал «Офицеры»