История

Непобежденный


Судьба этого человека была безжалостно рассечена трагедией на две разновеликие части. В одной из них – яркая, полная жизнь, блистательная военная карьера, семейное счастье. В другой – госпитальная палата, белые халаты врачей и боль родных людей. Точкой перелома стал страшный взрыв, который прогремел под мостом возле площади Минутка в Грозном 16 лет назад. 27 сентября 2011 года Герою России генерал-полковнику Анатолию Александровичу Романову исполнилось 63 года.

Он очень грамотно сумел распорядиться собственной судьбой, подчинив каждое ее мгновение служению Родине и народу. Он не искал должностей и званий – они сами находили его. Все, кто знает Романова, в первую очередь отмечают его удивительное трудолюбие и чувство ответственности за каждый совершенный поступок. Все это стало залогом его офицерского успеха.
Летом 1995 г. Анатолий Романов был утвержден в должности командующего внутренними войсками МВД России и назначен командующим Объединенной группировкой федеральных войск на территории Чеченской Республики. Будучи участником переговорного процесса с лидерами незаконных вооруженных формирований, он отвечал за разработку и реализацию так называемого «военного блока» вопросов. В сферу забот командующего входили самые острые проблемы: соблюдение режима прекращения огня, разоружение боевиков и прием оружия от населения, ликвидация автономных и никому не подчинявшихся бандгрупп, создание местных органов власти в населенных пунктах Чечни.
Знаменитая фотография, запечатлевшая генерала Романова с одним из лидеров сепаратистов, бывшим полковником советской армии Асланом Масхадовым, для всех символизировала неумолимое приближение к миру на условиях твердой, но при этом совершенно незлопамятной России.
Этот мир покатился под гору 6 октября 1995 г., когда выехавший в Грозный на встречу с Русланом Хасбулатовым генерал Романов был тяжело ранен. Фугасный заряд, эквивалентный 30 килограммам тротила, был подорван около 13 часов, когда часть колонны внутренних войск, включая «уазик» командующего, уже втянулась в тоннель возле площади Минутка. Взрывная волна, многократно отраженная от бетонных стен, разнесла автомобиль в клочья. «В принципе он был убит», – скажет впоследствии о Романове начальник госпиталя имени Бурденко генерал-майор медицинской службы Вячеслав Клюжев. Множество человек было ранено. Среди разметанных взрывом человеческих тел Романова удалось найти не сразу. Его опознали по ремню с генеральской пряжкой. Все его спутники, находившиеся в машине – помощник полковник Александр Заславский, водитель рядовой Виталий Матвийченко и охранник – боец отряда специального назначения «Русь» внутренних войск рядовой Денис Ябриков – погибли.

Каждую минуту трудных переговоров с боевиками, каждое мгновение своего пребывания на территории Чеченской Республики генерал Анатолий Романов был верным проводником интересов и воли Российского государства.
За рамками срочных информационных сообщений, перечислявших количество изъятых у бандитов автоматов и гранатометов, обезвреженных мин оставалось то главное, что составляло истинную программу готовившихся в Чечне перемен. Накануне покушения Романов сам изложил основные ее позиции в одном из интервью: «Главное для меня – удержать ситуацию в руках, не допустить развязывания боевых действий… Пока еще военно-техническая сторона доминирует. Мы же, военные, считаем, что это неверно, решающее слово должно быть за политиками. Затем – экономика. Восстанавливать республику надо, думая, прежде всего о бедах конкретного человека, об обеспечении его жильем. Одновременно следует заниматься жизнеобеспечивающей инфраструктурой: освещением, коммуникациями, дорогами, мостами, транспортом… И, конечно, созданием таких органов управления Чеченской республики, которые будут готовы к реальному самоуправлению. А наша роль – оказание помощи, консультации, обучение. Моя цель – подвести общество к выборам без насилия. Чтобы никто и ничто не давил на избирателя. Чтобы около избирательного участка не было ни российского танка, ни автомата, ни боевика…»
Во многом то, что происходит в сегодняшней Чечне – это воплощенная в жизнь «программа Романова», которую непримиримые боевики попытались уничтожить вместе с самим генералом. Как прозорливо заметил однажды товарищ Романова полковник Александр Кислицын: «Был бы здоров Анатолий, многое пошло бы по-другому».

Сегодня достоверно известно, куда и зачем в тот злополучный осенний день срочно выехал генерал Романов. В Грозном, в кабинете заместителя руководителя территориального управления федеральных органов исполнительной власти в ЧР Владимира Зорина командующий Объединенной группировкой должен был встретиться с Русланом Хасбулатовым. Бывший председатель Верховного совета прилетел из Москвы в родную ему Чечню с новыми политическими инициативами по урегулированию кризиса.
Романов, пытавшийся консолидировать чеченскую политическую, религиозную и общественную элиту на основе любых разумных и содержательных идей, не отказывался ни от каких контактов и дискуссий. Он знал, что формула мира должна быть выведена именно здесь, в самой республике. Романов искал и находил в чеченском обществе крепкие ростки здравого смысла и опирался на авторитетных людей, чье слово имело вес в городах и селах, на базарах и в мечетях.
Хасбулатов уже ждал генерала. Поэтому опаздывавший на встречу Романов выбрал самый короткий маршрут движения…
По оценкам специалистов, в тоннеле был заложен большой объем взрывчатки, приведенной в действие с помощью детонатора. Возможно, что взрывное устройство было заложено под бордюрным камнем или замаскировано под него. Эти сведения по-прежнему нельзя назвать достоверными, так как документы взрывотехнической экспертизы либо отсутствуют, либо в интересах следствия еще не обнародованы. Известно лишь то, что подрыв был осуществлен дистанционно – по проводам. Совершивший его диверсант предположительно находился в 250 метрах от виадука. В суматохе, последовавшей после теракта, он сумел бесследно раствориться в руинах разбитого города.

Переговорный процесс в Чечне, важным участником которого был Анатолий Романов, после этого теракта был обрушен если не по форме, то по существу.
Сегодня мало кому известно, что члены делегации, действовавшей от имени федеральной власти, все без исключения в те дни ходили «под прицелом». Окончилось неудачей покушение на вице-премьера российского правительства Олега Лобова в районе аэропорта «Северный», совершенное незадолго до взрыва у Минутки. Обстреливали из автоматов машины Валентина Зорина и Вячеслава Михайлова. В списках наиболее важных целей у непримиримых значился министр внутренних дел РФ генерал Анатолий Куликов, а также многие высшие офицеры Министерства обороны, внутренних войск и Федеральной службы безопасности.
И все-таки покушение на Романова было воспринято как особое коварство, как самый подлый удар. Из круга переговорщиков было выбито очень важное звено: Романов как никто другой мог дипломатично сводить на нет самые яростные споры, «продавливать» наиболее сложные вопросы в пользу федеральных сил. Было в этом человеке нечто, что заставляло принимать его спокойные аргументы даже самого оголтелого боевика. Именно поэтому для идеологов чеченского сепаратизма генерал Романов был смертельно опасной фигурой.
Очень эмоционально и по-человечески честно высказался по поводу покушения на Романова заместитель главы российской делегации на переговорах в Грозном Аркадий Вольский: «Сволочи, кто это сделал. Теракт выгоден ястребам как с одной, так и с другой стороны. Тем, кто не хочет мира на российской земле, стабильности в государстве… Изменится ли позиция российской делегации на переговорах после теракта? По поручению Президента России уже сделано заявление, что не изменится. Но я думаю, что может измениться, ведь у каждого из нас сейчас есть камень за пазухой. Каждому хочется не то что отомстить, а предупредить: не надо такого делать. Сегодня у меня самого чешутся руки…»

По сей день вопрос об ответственности виновных за совершение этого преступления остается открытым.
Известно, что по факту террористического акта, совершенного 6 октября 1995 г. в Грозном, в тот же день было возбуждено уголовное дело. Но 9 августа 1996 г. все собранные по нему материалы сгорели вместе с другими документами в результате прямого попадания снаряда в здание управления ФСБ России по Чеченской Республике. В тот день боевики взяли Грозный штурмом…
В декабре того же года следствие по делу было приостановлено «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».
Понятно, что после подписания в 1996 г. Хасавюртовских соглашений и воцарившейся после этого бандитской вакханалии о продолжении каких-либо следственных мероприятий на территории Чечни можно было забыть.
Впрочем, вновь утвердившись во власти, лидеры Ичкерии уже не скрывали своего «авторства» теракта у Минутки. В интервью «Независимой газете» 13 января 1999 г. один из активных деятелей сепаратистского движения, бывший президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев (был внесен ООН в список международных террористов. Погиб в 2004 г. в Катаре) на прямой вопрос корреспондента, было ли покушение на генерала Романова спланированной акцией, ответил совершенно откровенно: «Да, это была спланированная операция… Он рассчитывал, что его должны пожалеть? О каких переговорах можно вести речь, когда российские войска находились на территории чеченского государства…».
Откровения Яндарбиева, впрочем, не проясняли механизма принятия лидерами боевиков своего решения о проведении террористического акта, а также конкретных имен организаторов и исполнителей покушения.
Лишь после начала контртеррористической операции на территории Чечни в августе 1999 г. появились свидетельства, что организация этого покушения, возможно, была поручена одному из пяти командиров групп отряда «Герат» Аюбу Вахаеву самим Асланом Масхадовым.
Сегодня с большой долей уверенности можно утверждать: те, чьи имена фигурировали в перечне возможных заказчиков и исполнителей теракта, скорее всего были уничтожены в ходе проведения контртеррористической операции на Северном Кавказе. Это ни в коей мере не отменяет обязанностей следствия по установлению всех без исключения лиц, причастных к покушению на генерала Анатолия Романова, к убийству еще трех человек.
Однако самым справедливым возмездием преступникам стал тот факт, что оплаченный кровью солдатский и миротворческий подвиг не оказался напрасным. Явные положительные перемены в Чеченской Республике и воспринятые всеми ее жителями идеи социального и экономического возрождения – это ростки зерен доверия и добра, которые в сове время были посеяны Анатолием Романовым.

С того самого момента, когда прогремел взрыв, борьба за жизнь генерала Романова не прекращалась ни на секунду.
Генерал Романов жив. Но еще не случилось главное – он продолжает находиться в пограничном состоянии между жизнью и смертью, между светом и тьмой, вызывая искреннее сочувствие нации, пытающейся хоть как-то помочь этому мужественному человеку. Несмотря на тяжесть ранения, эта тринадцатилетняя борьба за жизнь генерала не превратилась для семьи, для его войск и его близких товарищей в исполнение тягостного долга. Те, кто лечит Романова или, заботливо укрывая пледом, вывозит его погулять, не опустили рук и не утратили веру в исцеление.
Главным командным пунктом по спасению генерала Романова был и остается рабочий кабинет начальника военно-медицинского управления Главного командования внутренних войск МВД России, заслуженного врача России, кандидата медицинских наук генерал-майора медицинской службы Юрия Сабанина.
Для него Романов не просто бывший командующим, не просто генералом. Для него Анатолий Романов – очень близкий друг, с которым во время ввода российских войск в Чечню пришлось работать рука об руку. Юрий Сабанин говорит, что все прошедшие 13 лет борьбы за жизнь друга   словно полная горсть тревоги, пустая порода с маленьким самородком надежды: «Я встречал «скальпель» в Чкаловском. Организовали транспорт. Я вошел в самолет и не сразу узнал Анатолия Александровича … Начали потихоньку выгружать. Кроме Романова там было еще шестеро раненых. Поехали в реанимацию. Когда сделали компьютерную томографию, увидели, что головной мозг командующего буквально нашпигован гематомами. Стало ясно, что ситуация сложнее, чем думалось раньше.
Вызвали лучших врачей и впервые с облегчением вздохнули, когда прошли первые десять, самых критичных дней. Еще через два-три дня состояние вроде бы стабилизировалось. Срочно нужен был аппарат для искусственной вентиляции легких. Из Англии получали – пассажирским самолетом.
А 10 ноября, в День милиции, мы с Анатолием Сергеевичем Куликовым, министром внутренних дел России, зашли к Романову, которого только что привезли в палату из барокамеры. Увидев нас в полной парадной форме, он вдруг, к нашему удивлению, неожиданно сделал попытку встать с кровати. Трижды – раз за разом, но – безуспешно. Казалось: прорывается! Вот-вот заговорит! Видимо, сработал какой-то импульс. Не скрою, у нас с Куликовым слезы… Плакали мы с ним оба, только молча…
К Новому году процесс начал угасать – гематомы стали превращаться в рубцы…»

Тот октябрьский день очень жестко и навсегда разделил жизнь дружной семьи Романовых на две половинки – «до» и «после войны».
«До войны» – все то, что составляло их общие надежды, сокровенные семейные разговоры, тревоги друг за друга, семейные праздники и торжества, круг друзей.
«После войны» – это значит за чертой ранения. За той чертой, где все мысли, все силы, все надежды, а по существу, и вся жизнь его жены, Ларисы Романовой, теперь крутится вокруг госпитальной кровати, где тринадцать лет подряд сражается в своем бессловесном сумеречном плену очень дорогой и очень нужный ей человек.
В 1995 г. заместитель министра внутренних дел Российской Федерации, командующий внутренними войсками МВД России генерал-лейтенант Анатолий Александрович Романов был удостоен звания Героя Российской Федерации. В том же году ему было присвоено и очередное воинское звание генерал-полковник.
Вслед за новостью о награждении, которую Ларисе Романовой в госпиталь привез адъютант генерала, по радио и телевидению был обнародован соответствующий указ президента России Ельцина. Сопровождавшие текст видеокадры были нарезаны из недавней хроники. На них еще улыбающийся и сильный Романов уверенно двигался куда-то, на ходу объясняя что-то журналистам и сопровождавшим его офицерам. Человек на экране разительно отличался от того, кто сейчас лежал в реанимации, и от этого становилось невыносимо больно.
Врачи хорошо понимали, какие ранения получил генерал, и начали осторожно готовить Ларису Романову к неизбежному. К тому, что ее муж, даже если ему приведется осознать себя, уже никогда не будет напоминать прежнего Толю. Нужно примириться с тем, что уход за генералом всегда будет связан с инвалидным креслом и с большими расходами на лекарства. Что он никогда уже не будет командующим, а его военная служба, скорее всего, безвозвратно завершена. Медики считали, что правда, какой бы тяжелой она ни была, все равно лучше лжи и напрасных ожиданий.
В какой-то момент и ее захлестнула обида. Поэтому на предложение получить за мужа Звезду Героя она тогда ответила жестко и бескомпромиссно: «Я не вдова. Герой жив. Ему и вручайте!»
Награждение состоялось лишь шесть лет спустя, 30 июля 2002 г., в палате госпиталя имени Бурденко. Главнокомандующий внутренними войсками МВД России генерал-полковник Вячеслав Тихомиров прикрепил высочайшую награду Родины к сукну офицерской рубашки, в которую по случаю торжества был одет генерал Романов. В тот миг он был особенно спокоен и возвышен…


Андрей ЭДОКОВ
Фото Владимира НИКОЛАЙЧУКА

 
 

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Липовой: Активность военных самолетов НАТО у российских границ в Крыму – открытая провокация

Накануне в СМИ появилась информация, что около 20 воздушных судов НАТО «атаковали» средства противовоздушной обороны Крыма. Самолеты альянса были оснащены системами...

Александр Перенджиев: Россия должна показать свою готовность действовать жестко при нарушении госграницы

Минобороны России выступило с предложением разрешить военной авиации проводить бомбардировку по курсу следования нарушивших государственную границу судов, чтобы предупреждать их о...

Василий Дандыкин: Морская служба на военных катерах может оказаться очень сложной для женщин

Эксперимент по созданию женского экипажа на патрульном катере завершен и признан успешным, сообщил начальник отдела информационного обеспечения Черноморского флота Алексей Рулев...

Анатолий Кнышов: Российский бомбардировщик Ту-160 представляет серьезную угрозу для США

Американское издание Aviation Week & Space Technology посвятило материал советским бомбардировщикам. Самым опасным российским самолетом, по мнению экспертов, является...

Николай Тутрин: Новая боевая машина поддержки танков на базе «Арматы» укрепит Российскую армию

Генеральный директор концерна «Уралвагонзавод» Александр Потапов в интервью ТАСС сообщил, что УВЗ (входит в Ростех) прорабатывает новый вариант боевая машина поддержки...

Виктор Баранец: Танк Т-14 «Армата» может стать первой боевой беспилотной боевой машиной

Танк Т-14 «Армата» – один из уникальнейших представителей военной техники, который одним из первых станет полностью необитаемым, действуя в беспилотном режиме....

Юрий Хожайнов: При разработке пулемета РПЛ-20 будут применены новые конструктивные решения

Концерн «Калашников» начал разрабатывать новый ручной пулемет. За основу нового вооружения будет взят пулемет РПК-16, который будет существенно доработан с учетом...

Советы

Наши мероприятия

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

 

Журнал «Офицеры»